Поиск

Категории раздела

Смешное [5]
Серьезное [37]
Интересное [118]
Культура [16]

Что и когда?

Стекольный завод "Нёман"
Категория: Гомель с Ventred и Mr.Gont
Дата: 16.11.2016

Ярмарка "Летний ценопад" (июль)
Категория: Гомель с Ventred и Mr.Gont
Дата: 24.08.2016

Попугаи и другие птицы
Категория: Гомель с Ventred и Mr.Gont
Дата: 14.07.2016

Новые статьи

Недорогой ремонт квартир
Категория: Всё остальное
Дата: 28.01.2017

Интернет-журнал полезных статей
Категория: Всё остальное
Дата: 18.11.2016

Востребованные женские профессии
Категория: Статьи по психологии
Дата: 26.07.2016

Новые файлы

ЧГК: Интернационализм в истории Советского народа
Категория: Вопросы
Дата: 23.02.2017

16 вопросов по ЧГК для 2-4 классов, тема "Мультфильмы"
Категория: Вопросы
Дата: 07.02.2017

24 вопроса для школьников на тему "Экология"
Категория: Вопросы
Дата: 20.07.2016

Вход на сайт

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Понедельник, 24.07.2017, 15:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Интеллектуальный клуб "Контакт"
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Разное » Интересное

От ненависти до любви: архитектура прошлого -2.

 

начало

 

 

 

 

Гранд-опера (Франция)

Современные парижане рас­терзают любого, кто сунется в «Гранд-опера» в джинсах. Здесь мечтают петь теноры, танцевать танцоры и дирижировать дири­жеры. Каждый любитель бале­та и оперы отдаст все, лишь бы оказаться в одном из обитых красным бархатом кресел под 700-килограммовой хрусталь­ной люстрой (кстати, именно эта люстра упала на зрителей в 1896 году, убив одного человека, и она же падает в пар­тер в романе Гастона Леру «Призрак Оперы»). А когда-то, взглянув на построй­ку малоизвестного архитектора Шарля Гарнье, люди только усмехались. Дело в том, что проект был выполнен в эклек­тическом стиле боз-ар, только начавшем приобретать попу­лярность. Со­гласно легенде, императрица Евгения, жена Наполеона III, увидев проект, возмущенно вос­кликнула: «Что это? Здесь нет стиля! Это не Людовик XIV, не Людовик XV и не Людовик XVI!» На что Гарнье ответил: «Нет, ма­дам, это Наполеон III». С импе­ратрицей был полностью согла­сен композитор Клод Дебюсси, заявивший, что здание снаружи напоминает вокзал, а внутри -турецкие бани. Любопытно, что Шарль Гарнье спустя три деся­тилетия после того, как его тво­рение стало объектом критики, сам подпишет уже упомянутую выше гневную петицию против Эйфелевой башни.

 

Королевский павильон в Брайтоне (Англия)

Королевский павильон в Брай­тоне, или, как его еще называют, Брайтонский павильон, по сей день остается самым экзотическим (чи­тай: странным) дворцом на Бри­танских островах. Индосарацинский стиль, в котором построен павильон, был распространен и любим в колониях, но никак не на Альбионе, в туманном воздухе ко­торого витал дух чопорности. Но даже страх осканда­литься не остановил принца-регента, начавшего строи­тельство павильона в конце XVIII века. Будущий Георг IV собирался резвиться в нем с лю­бовницей Марией Фитцхерберт, за­одно поправляя здоровье морским воздухом. Отношение общества к этому памятнику отлично иллю­стрирует высказывание писателя Уильяма Хэзлитта: «Королевский павильон напоминает нагроможде­ние каменных тыкв, увенчанных ба­шенками. Видимо, архитектор в мо­мент строительства болел водянкой или страдал мигренями. Даже ко­ролевские лошади (если они не ли­шены вкуса) откажутся стоять в этих вычурных конюшнях». Мало того, что дворец вызывал недоумение у окружающих, он еще и начал раз­валиваться через десять лет после завершения строительства. Прие­хавшая на осмотр своих новых вла­дений молодая королева Виктория охарактеризовала павильон как «действительно довольно стран­ный». А в 1850 году она продала дворец властям Брайтона. Это было концом для ославленной частной резиденции и началом для славной туристической достопри­мечательности - сейчас диковинный Королевский павильон в Брайтоне посещают не менее полумиллиона туристов в год. Кроме того, дворец чрезвычайно востребован в кине­матографе: его постоянно снимают в исторических фильмах.

 

 

Миланский собор (Италия)

Нельзя не восхищаться размахом кафедрального со­бора Милана - размахом в прямом и переносном смыс­ле. Собор занимает огромную территорию при высоте 157 метров, а его строительство продолжалось много веков, с 1386-го по 1965 год. Естественно, строился собор разными людьми, а заодно и в разных стилях. Началось все с поздней готики, затем собор настигло Возрождение, потом и Наполеон со своими француз­скими мастерами подоспел... В итоге собор получился величественным и непонятным. «Первые критические отзывы, связанные со стилистической мешаниной, свойственной собору, стали появляться в середине XIX века, - рассказывает Евгения. - Например, критик Джон Раскин считал, что собор «взял немного от каждо­го архитектурного стиля, причем взял самое худшее». Писатель Генри Джеймс высказался мягче: «Структура собора не особенно любопытна, не слишком логична и определенно не очень красива... Зато он привлекает внимание и богато отделан». Сейчас едва ли кто возь­мется критиковать кафедральный собор Милана, а архи­тектурные странности и несоответствия громадины назы­вают не иначе как «самобытные» и «удивительные».

 

 

Храм Христа Спасителя (Россия)

Ореол мученичества, окружающий храм-бассейн, который то строили, то взрывали, заслоняет перед нашими современ­никами вопрос о собственно архитектурных достоинствах здания. Ведь то, что построено по старому проекту, априори хорошо. На самом деле храм, который большевики разруши­ли 5 декабря 1931 года, должен был выглядеть совсем не так, как он выглядел, и даже не так, как выглядит сейчас. Вот что рассказал наш консультант: «Автором первого проекта, представленного императору еще в 1814 году, был масон и лютеранин Карл Магнус Витберг. Проект был очень хорош и понравился абсолютно всем. Александр I не скупился на комплименты молодому архитектору, заметив, что тот «за­ставил камни говорить». Но Николай I, севший на престол в 1825 году, назначил нового архитектора - Константина Тона». Именно храм Тона и взорвали коммунисты, и именно его восстановили московские власти. Как ни странно, достроенный в 1883 году храм не пользо­вался большой народной любовью. Церковь в русско-ви­зантийском стиле нелепо торчала на берегу Москвы-ре­ки, приобретая все новые прозвища: «самовар», «гриб», «чернильница». Даже самые темные москвичи относились к храму осторожно. Ведь, чтобы освободить под него место, Николай I снес Алексеевский стародевичий монастырь. Со­гласно легенде, обиженная настоятельница в сердцах сказа­ла: «Чтоб сему месту пусто было!» Ему и было пусто: храм про­екта Тона простоял около 50 лет. И лишь в 1990-х годах храм снова вырос на берегу реки на радость тем, кому православ­ная церковь заменила коммунистическую партию.

 

Венский оперный театр (Австрия)

На венской улице Рингштрассе, в изобилии украшенной деревьями, клумбами и трамвайными путями, среди десятков старинных зданий, поражающих воображение прохо­жих великолепными эркерами и замысловатыми карнизами, многочисленными дентикулами и причудливыми ламбрекенами, - так вот, среди этого великолепия воз­вышается величественное здание Венской государственной оперы, построенное в 1860-х годах. Здание возводилось по заказу императора Франца Иосифа двумя уважа­емыми австрийскими архитекторами со смешными имена­ми - Эдуардом ван дер Нюллем и Авгу­стом Сикардом фон Сикардсбургом. Мастера действовали в стиле неоренессанс, не жалея денег им­ператора на лестницы белого мра­мора, паркет, сложенный из разных сортов дерева (Паркет kahrs купить по приятной цене.), и бархат, которым были обиты 2200 кресел зритель­ного зала. Казалось бы, ничто не предвещало краха. Но еще за пару лет до сдачи здания в эксплуатацию поющим людям в гетрах газетчики начали травлю архитекторов.

Одним из популярных прозвищ Венского оперного театра было «тонущий сундук, ибо в какой-то момент, еще во время строитель­ства театра, городские власти подняли уровень улицы Рингш­трассе на метр, и создавалось ощущение, что шикарное здание уходит под землю. Другим обид­ным прозвищем стало «Кёниггрец от архитектуры», намекавшее на грандиозное поражение австрийской армии в сражении при Кёниггреце в 1866 году. Но архитекторы нашли способ заткнуть критиков. В апреле 1868 года ван дер Нюлль пове­сился, а меньше чем через два месяца его коллега фон Сикардсбург умер от разрыва сердца. Архитекторы не дожили даже до открытия своего детища, а тем более до момента, когда Венский оперный театр признали одним из величайших архитектур­ных шедевров мира. А произошло это уже в начале XX века.

 

Категория: Интересное | Добавил: Vent (26.01.2013)
Просмотров: 1073 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar

Copyright © 2017