Поиск

Категории раздела

Смешное [5]
Серьезное [37]
Интересное [118]
Культура [16]

Что и когда?

Стекольный завод "Нёман"
Категория: Гомель с Ventred и Mr.Gont
Дата: 16.11.2016

Ярмарка "Летний ценопад" (июль)
Категория: Гомель с Ventred и Mr.Gont
Дата: 24.08.2016

Попугаи и другие птицы
Категория: Гомель с Ventred и Mr.Gont
Дата: 14.07.2016

Новые статьи

Недорогой ремонт квартир
Категория: Всё остальное
Дата: 28.01.2017

Интернет-журнал полезных статей
Категория: Всё остальное
Дата: 18.11.2016

Востребованные женские профессии
Категория: Статьи по психологии
Дата: 26.07.2016

Новые файлы

ЧГК: Интернационализм в истории Советского народа
Категория: Вопросы
Дата: 23.02.2017

16 вопросов по ЧГК для 2-4 классов, тема "Мультфильмы"
Категория: Вопросы
Дата: 07.02.2017

24 вопроса для школьников на тему "Экология"
Категория: Вопросы
Дата: 20.07.2016

Вход на сайт

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Четверг, 22.06.2017, 23:34
Приветствую Вас Гость | RSS
Интеллектуальный клуб "Контакт"
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Разное » Интересное

От ненависти до любви: архитектура прошлого -1.

Мы, люди, существа консервативные, даже если пытаемся переубедить в этом окружающих, ежедневно надевая на голову светящиеся рожки. Первая наша реакция на внешние изменения – естественно, отторжение. Мы ищем изъяны в новостройках, памятниках и даже заборах, строящихся на наших глазах. То ли дело архитектура, которая выдержала проверку годами! Это ого-го архитектура! Умели тогда строить, ничего не скажешь. Ты не поверишь, но предыдущие поколения людей критиковали памятники, которые мы сейчас осматриваем с благоговением и путеводителем, ничуть не менее рьяно, чем мы ругаем современные Кто-то ходил мимо зданий Гауди и ворчал себе под нос: «Un feo edificio» - «Безобразная постройка». Проезжая поодаль от Брайтонского павильона, кто-то восклицал: «What a ugliness!" - «Что за уродство!» Проходя недалеко от Летнего дворца в Пекине, кто-то думал: «Вао мао дао!» - э-э-э... Во все времена люди не любили новшеств. Мы порылись в энциклопедии и решили подкрепить этот тезис статьей о самых известных памятниках архитектуры, которые поначалу были отвергнуты обществом, а нынче на них наживаются продавцы открыток.



Эйфелева башня (Франция).

Объект Всемирного наследия ЮНЕСКО, символ Франции, чудо конструкторской мысли - как только не называют башню Эйфеля наши современники и просто люди, ко­торые живут с нами в одно время! Приехать в Париж и не сфотографи­роваться у Эйфелевой башни может только самый стойкий и равнодуш­ный турист или тот, кто заблудился и не нашел к ней дорогу. Казалось бы, в 1889 году, когда башню достроили, парижане долж­ны были ликовать. Ведь их город осуществил амбициозный проект, привлекший внимание сначала го­стей Всемирной выставки 1889 го­да, а затем и всей мировой обще­ственности. Но парижане, напро­тив, негодовали. Они восприняли башню как насмешку над класси­ческой архитектурой столицы. Рассказывают, что од­ним из тех, кто ненавидел башню Эйфеля, был Ги де Мопассан, который, впрочем, регулярно обедал в ре­сторане на первом уровне башни. Когда его спросили, зачем он это делает, если башня ему не по душе, писатель ответил: «Это единствен­ное место во всем Париже, откуда ее не видно».

Ненависть сплотила и встряхнула обычно разрозненных и ленивых представителей искусства, и вскоре на страницах одной из парижских газет появилась гневная петиция, которую подписали триста деятелей культуры. Среди них были писатели Александр Дюма (сын), Ги де Мо­пассан и Эмиль Золя, живописцы Адольф Вильям Бугро и Жан Леон Жером. Вот отрывок из пламенного обращения: «Уважаемые соотече­ственники! Мы - писатели, худож­ники, скульпторы, архитекторы и просто страстные поклонники не­тронутой доселе красоты Парижа призываем вас во имя вкуса, во имя французского искусства, кото­рому грозит опасность, протесто­вать против возведения в сердце нашей столицы бесполезной и без­образной башни Эйфеля!» К счастью для 6 миллионов тури­стов, ежегодно посещающих баш­ню, петиция не была удовлетворе­на. И конструкция Эйфеля стала одной из самых узнаваемых досто­примечательностей на Земле.

 


Саграда Фамилия (Испания).

Возведение грандиозного собора по проекту испанско­го архитектора Антонио Гауди началось в 1882 году и за­кончится примерно в 2026 го­ду. Подобная медлительность связана не с тем, что строят его гастарбайтеры, ремонти­ровавшие твою кухню, а с тем, что работы проводятся исклю­чительно на добровольные пожертвования. Жители Барселоны с самого начала с недоверием относи­лись к архитектору и его проекту. Ведь Гауди строил преимущественно свет­ские дома, и испанцы, будучи ревностными ка­толиками, сомневались в способности модного архитектора возвести храм. В начале XX ве­ка, когда очертания собора Саграда Фамилия стали наконец вырисовываться, он подвергся критической атаке. Не относился к числу поклонников собора и Пабло Пикассо, сказавший как-то, что «Гауди и Саграда Фамилия мо­гут идти к черту». Замечание Пикассо потеряло актуальность после того, как в октябре 2011 года в Ватикан поступила официальная заявка от каталонской епархии о при­числении архитектора клику святых за его архитектурное творение. Приблизительная дата беатификации Антонио Гауди назначена на 90-ю го­довщину его смерти.


 

Сиднейский оперный театр (Австралия)

Много лет австралийцы могли наскрести в сво­ей стране (да и на всем континенте) только две до­стопримечательности: унылый серый мост Харбор-Бридж и веселых пушистых кенгуру. Сейчас дела обстоят иначе: в гавани, на мысе Беннелонг-Пойнт, стоит Сиднейский оперный театр, являющийся объ­ектом Всемирного наследия ЮНЕСКО. Также театр числится среди финалистов, претендовавших на включение в проект 2007 года «Новые семь чудес света». А ведь были времена, когда австралийцы от­зывались о театре не иначе как с насмешкой. Предполагалось, что театр будет строиться четыре года и стоить 7 миллионов австралийских долларов. Вместо этого его строили 14 лет, и обо­шелся он в 102 миллиона долларов». В итоге, когда 20 октября 1973 года королева Анг­лии Елизавета II перерезала ленточку, все уже на­столько устали от строительства, что заранее воз­ненавидели театр. Архитектор Фрэнк Ллойд Райт на­звал его «капризом», а простые австралийцы усмо­трели в нем «что-то, что вылезло на берег и сдохло».


 

Особняк Арсения Морозова (Россия)

Он же Дом дружбы с народами зарубежных стран, он же Дом приемов Правительства РФ. Нынче удиви­тельный особняк выполняет сразу две функции: укра­шает улицу Воздвиженку и служит нарядным фоном для фотографий туристов. Идея необычного дома пришла в голову легкомысленному наследнику морозовских мил­лионов Арсению во время его путешествия по Европе. В Испании он увидел знаменитый Дом с ракушками, а в Португалии прогулялся по дворцу Пена. Получив от матери в подарок классический особняк на Воздвижен­ке, Морозов быстренько его снес и в 1895 году заказал своему другу, архитектору Виктору Мазырину, то, на что мы сейчас и любуемся. Архитектор полностью оправдал ожидания заказчика, создав в центре Москвы настоя­щее «испанское подворье».

Здание еще не успело обзавестись первыми стеклами, а уже было от души раскритиковано общественностью. Например, Льву Толстому в романе «Воскресение» как никогда удалось приблизиться к своему любимому народу благодаря критике морозовского особняка. Герой романа Нехлюдов неодобрительно отзывается о доме «в каком-то сложном, необыкновенном стиле», думая о рабочих, кото­рым, должно быть, тяжело строить «глу­пый, ненужный дворец какому-то глупому, ненужному человеку». Также в ходу был анекдот про то, что мать купца Морозова, увидев готовый особняк, с досадой воскликну­ла: «Раньше только я знала, что ты дурак, теперь все остальные узнают!» «Зато советская власть оценила дом по достоинству как прекрасный образец неомаври­танского стиля.


продолжение




 

Категория: Интересное | Добавил: Vent (18.01.2013)
Просмотров: 923 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar

Copyright © 2017